12 лучших книг. На фестивале «Красная площадь» и не только

 

Книжный фестиваль «Красная площадь» — отличный повод найти новые книги. В нашем обзоре представлены интересные и достойные внимания новые издания. Причем, эти замечательные книги широко доступны не только на фестивале «Красная площадь».

ибн сина т1

Ибн-Сина. Исцеление

Знаменитый ученый, основатель медицинской науки в современном ее понимании Ибн-Сина родился в конце Х века неподалеку от Бухары. Его отец был образованным человеком и позаботился о хорошем обучении сына. Еще в ранней юности Ибн-Сина решил сосредоточиться на изучении медицины. Одним из важнейших принципов его научной работы была постоянная проверка на практике информации, полученной из книг.

Впоследствии труды Ибн-Сины на протяжении столетий были главными учебниками по медицине и на Востоке, и на Западе. В Европе он был известен под латинизированным именем Авиценна. Ибн-Сина первым предположил, что многие болезни носят инфекционный характер и их причиной являются некие мельчайшие создания, переносящиеся от больного организма к здоровым. а также основой для рекомендаций по правильному питанию и здоровому образу жизни в целом. При этом интересы Ибн Сины были намного шире одной лишь медицины, охватывая различные области как естественных, так и гуманитарных наук.

В первой книге настоящего издания разбирается объект и предмет первой философии, описано деление философских наук на теоретические и практические, разбираются вопросы теологии. Это первая публикация полного русского перевода раздела «Теология» из «Исцеления» Ибн Сины. Во второй том включены разделы, посвященные психологии, натурфилософии и логике, а также очерк «Об авиценновской версии метафизики», раскрывающий философские воззрения Ибн Сины. Автор перевода с арабского языка, комментариев и очерка – доктор философских наук Тауфик Ибрагим. Завершают издание подробные примечания, а также словарь арабских терминов.

 

пушкин родословие любви

Лариса Черкашина. Пушкин и родословие Любви. От прадедов к внукам

Новая книга известного пушкиноведа на основании документальных материалов рассказывает не только о самом великом поэте, но и его предках и потомках, их любовных приключениях, а также – тех самых красавицах, которым А.С. Пушкин уделял свое внимание и посвящал свои стихи. «Не секрет, что у первой московской красавицы Натали до замужества было немало воздыхателей. В их числе — и студенты Московского университета, целый кружок ее поклонников. Ими даже выпускался рукописный журнал «Момус» (в греческой мифологии — бог насмешки и порицания), и на его страницах появлялись стихи и сценки, живописующие страдания безнадежно влюбленного в барышню Гончарову студента Давыдова».

На одном из рождественских балов 1826 года А.С. Пушкин познакомился с Екатериной Ушаковой, чья семья жила на Средней Пресне и часто бывал у них в гостях. Пушкин стал единственной любовью прекрасной Катеньки, но Ушаковы-родители всерьез Пушкина как будущего мужа Катеньки, похоже, не воспринимали.

Екатерина Ушакова была почти невестой Пушкина и уже после его смерти вышла замуж за вдовца, прапорщика лейб-гвардии Измайловского полка, впоследствии коллежского советника Дмитрия Николаевича Наумова. Однажды тот в приступе ревности разломал ее золотой браслет с зеленой яшмою, подаренный Пушкиным.

В преклонном возрасте сама Екатерина Николаевна сожгла письма Пушкина, которые долгие годы хранила в заветной шкатулке. В книге рассказывается о том, как в 1937-м, в столетнюю годовщину гибели поэта, пушкинист С.Д. Коцюбинскому разыскал в Крыму архив Ивана Николаевича Ушакова, в котором хранились письма сестер Екатерины и Елизаветы. В тексте описано и то, как была найдена пушкинская рукопись «История Петра», позже составившие позже целый том в пушкинском собрании сочинений.

монохромная россия

Монохромная Россия: фотограф Сергей Михайлович Прокудин-Горский

Среди многих фотографий, сделанных знаменитым дореволюционным фотографом Прокудиным-Горским, есть и черно-белые. Как указывается в предисловии, большинство современников мэтра фотографии так и не видели его цветных работ, которых показывали только с помощью проектора, да и печатались цветные снимки в те времена не часто.

Получив поддержку от Николая II, давшего указание обеспечить фотографа нужными средствами передвижения с лабораторией, Прокудин-Горский отплыл по задуманному еще Петром I Мариинскому водному пути, позже названному Волго-Балтом. Во время этой экспедиции были сняты города, монастыри и храмы, люди и различные сооружения. Часть сделанных им фотографий дошла до наших дней лишь в черно-белом варианте. Среди этих фотографий – сделанное в 1909 году Прокудиным-Горским фото Собора Святой Троицы и храма Покрова Пресвятой Богородицы в Александро-Свирском монастыре.

«После поездки по Мариинскому водному пути Прокудин-Горский отправился на Урал. Поездка началась в августе с посещения Перми и Екатеринбурга. Здесь он снимал Кушвинский и Березовский заводы, отсюда он отправился в Верхотурье».

Летом 1909 года Прокудин-Горский снимал древний Белозерск, а через несколько месяцев отправился по Верхнему Поволжью, а затем – в Туркестанский край.

 

великое расширение

Рэйчел Хэн. Великое расширение

Роман, в котором органично сочеталась большая и малая истории – невероятной трансформации места – Сингапура и мальчишки-рыбака (боящегося моря), мирного времени и Второй мировой войны, японского вторжения. И вот, когда отец и старший брат отправляются вместе с мальчишкой на рыбную ловлю, особо на него не рассчитывая, тот видит и показывает старшим на островок суши, которого раньше никто никогда не замечал. И вокруг островка – плавает невиданное количество разнообразной рыбы, которой хватить на всех местных рыбаков.

«Итак, приближался 1942 год, год Змеи готовился уступить место году Лошади. Что же до неведомого прежде благосостояния, дарованного жителями кампонга, до радостных приготовлений к Новому году и д радужных дней, наступивших, когда развеялись тяжелые тучи, тут никто не обвинил бы местных жителей, измученных жизненными тяготами и оттого циничных, что они наконец поверили в перемены к лучшему. Никто из них не сказал бы этого, чтобы не спугнуть удачу, и тем не менее удача давала о себе знать: благодаря рыбе тела людей раздобрели, отремонтированные дома выглядели внушительно». Реалистическая история взросления и возмужания, дополненная как местной впечатляющей экзотикой тропических земель с отдельными суевериями. Борьба за свободу, экологию и личное счастье – в деталях и подробностях.

 

рождение российской империи

Рикарда Вульпиус. Рождение Российской империи. Концепции и практики политического господства в XVIII веке

Как Россия стала империей? Официально царь Петр I принял титул «императора», но, как подчеркивает в своем научном издании, именно во времена позднего царствования Петра Великого и до Екатерины Великой, произошли важные изменения в отечественной элиты, связанные с концепцией цивилизации и варварства из «Западной Европы».

В тексте подчеркивается, что ходе экспансии до XVIII века включительно «царская имперская элита не столько открывала для себя «новую землю», сколько стремилась установить господство на более или менее знакомых территориях над живущими там коренными сообществами и приобрести для царя больше плательщиков дани. Земля играла в Московском государстве лишь роль поверхности, на которой находилось аннексированное население. Следовательно, речь шла об установлении таких ритуалов для упрочения собственного господства, чтобы это привязало людей к новому правителю».

Российская империя осуществляла присоединение новых территорий с помощью присяги на верность местных жителей. При этом буддисты целовали изображение Будды или прикладывали его ко лбу. «Анимисты» и шаманисты клятву приносили на свежеснятой медвежьей шкуре или рассеченной собаке, глотали золото или кусали железо. «На медвежью шкуру, перед которой должны были присягать ханты, заранее клали топор, нож и другое оружие; во время самой церемонии человеку, приносящему присягу, следовало протянуть кусок хлеба на остром ноже. Предполагалось, что клятвопреступник может подавиться и задохнуться во время еды, стать добычей медведя или умереть от лезвия ножа. Якуты проходили между разрубленными частями собаки, кладя при этом в рот землю, и клялись тем самым, что при нарушении присяги они примут судьбу, подобную судьбе собаки. Енисейские киргизы, которые не были мусульманами, либо брали хлеб с ножа, либо пили золото».

Старинный и прежде распространённый обычай «пить золото» был одним из элементов прежних религиозных представлений шаманизма и упоминался в практике братания монголов уже с XII века. Когда два вождя ранее недружелюбных племен братались между собой и заключали друг с другом договор о дружбе, то они обменивались между собой символическим подарками и в качестве залога верности произнесенной клятве каждый глотал частицы измельченного золота.

 

сон в начале тумана

Юрий Рытхэу. Сон в начале тумана

Роман-эпопея в двух частях, созданный советским классиком, рассказывает о сторонах цивилизации – технологической и мельтешащийся западной и коренного народа Чукотки. Связующее звено между ними – это молодой канадец Джон, искавший и страдавший, и в конце концов выбравший свою судьбу и новых близких людей. Джон родился в Канаде, на берегах озера Онтарио, в юности был романтиком, и однажды, наслушавшись чужих бойких рассказов, отправился на торговой яхте в поисках заработка и приключений, надеясь стать одним из заслуженных первооткрывателей.

Но судно из-за плохой погоды застревает во льдах Чукотки, и для того, чтобы двинуться дальше, нужно освободиться ото льда, взорвав его. Во время этого рискованного дела Джон серьезно ранит руки, и чтобы спасти его жизнь, нужен доктор. Капитан корабля договаривается с местными жителями, живущими неподалеку на побережье, чтобы они на санях доставили Джона в ближайший населенный пункт, где тот сможет получить квалифицированную медицинскую помощь. Но пока Джона отвозят, лед раскалывается и судно уходит, Джон остается один с аборигенами. «Джон упал сначала на колени, потом навзничь. Он уже не мог произносить слова. Тело его содрогалось от рыданий, и из горла его исходил протяжный, похожий на звериный, вой – плач белого человека, обманутого своими соплеменниками».

Теперь ему нужно привыкнуть к совсем другой жизни, научиться обходиться без обычных привычных благ цивилизации. В тексте описан быт аборигенов, коренных жителей Чукотки. Как они охотятся, обустраивают жилища, бережно относятся к природе. И Джон стал по-другому относиться к той технологической цивилизации, откуда он пришел, оценив самобытность аборигенов и став одним из них. Роман посвящен вечным человеческим идеалам и поискам своего предназначения.

 

шедевры советского кино

Вячеслав Корнев. Шедевры советского кино

В издании рассказывается о более чем тридцати советских кинофильмах (от «Летят журавли» Михаила Калатозова до «Кин-дза-зы» Георгия Данелии), снятых на протяжении четырёх десятков лет советской действительности. Как подчеркивает в предисловии автор, он уделял внимание отношениям кино и литературы, кино и музыки, роли музыки.

Корнев описывает авторские стили и их символику, разнообразие смыслов и отношений герой. Так в главе «Четверг и больше никогда», посвященной снятом в 1977 году одноименном фильме Анатолием Эфросом, ставшим одним из создателей уникального феномена советского телевизионного театра.

Рассматривая вышедший на экраны через несколько месяцев после «Четверг и больше никогда» фильм Марка Захарова «Обыкновенное чудо» автор подчеркивает, что «в мире Захарова не прицельно, летал барон Мюнхгаузен на Луну или нет. Важнее другое – не лгать своей любви, мечте, фантазии… Герои Захарова и Горина в нужный момент осознанно выходят из толпы и тени под свет софитов – тем самым Мюнхгаузен, Свифт, Ланцелот отрезают себе путь к отступлению…»

В главе о фильме «Осенний марафон», вышедшем на экраны уже через несколько месяцев после «Обыкновенного чуда», показано, как Георгий Данелия использует свой набор повторяющихся элементов для развития сюжета, причем «веселье у Данелии всегда может обернуться неприятностями – обычно неволей и застенками». А вот в картине «Тот самый Мюнхгаузен» подчеркивается, что не все годятся для 32 мая.

 

рыцарство

Рыцарство. Автор текста А. Голованова

В красочной книге рассказывается о прославленных рыцарях, чьи подвиги были запечатлены в мировой истории, в поэмах и балладах, исторических романах и летописях, приводятся описания как рыцарского вооружения, так и быта, отношений с королями, прекрасными и н очень дамами. В тексте рассказывается о подвигах Ожье Датчанина, Жерара II, Бертрана де Борна, Вольфрама фон Эшенбаха, Роберта II Благородного, Джона Хоквуда, Бертрана Дюгеклена, Томаса Мэлори, Роланда, который является героем множества преданий, легенд, поэм и романов, спектаклей и кинофильмов. Сама «Песнь о Роланде» появилась около 1100 года, став итогом синтеза новых и прежних преданий, на исторической основе. Роланд стал образцом христианского рыцаря. Но при этом Роланд по своей натуре — горячий и вспыльчивый, поэтому в более поздней литературе он превратился в «неистового». Неразлучным спутником Роланда является ставший легендарным меч Дюрендаль, то есть меч с собственным именем. За поясом Роланд носит рог Олифант, с помощью которого можно призвать на помощь. В Европе есть множество мест, в которых остались мифические следы присутствия Роланда, в том числе — скалы, которые он прорубил своим Дюрендалем, а в другом месте — отпечаток его гигантской ноги. На витражах Шартрского собора изображение Роланда помещено рядом с Карлом Великим. Ведь Роланд — его преданный вассал; рыцарь, верный до самой смерти своему королю.

 

беседы о русском лесе

Дмитрий Кайгородов. Беседы о русском лесе

Красочное издание, в которое включены около двухсот фотографий и репродукций картин прославленных русских живописцев (И. Шишкина, А. Саврасова, М. Клодта, А. Белых, В. Никонова, А. Киселёва, А. Ананьева и других) и текст профессора Императорского лесного института Д.Н. Кайгородова (написанный во время царствования Николая II), рассказывает об отечественном лесе и его обитателях.

В тексте рассказывается о чернолесье – так называют в нашем Отечестве лес, состоящий из лиственных деревьев: березы, дуба, ясеня, клена, вяза, ольхи, тополя. «Какой художник-декоратор сумел бы так красиво сгруппировать золотисто-желтые березы, то пурпурово-красные, то бледно-желтые осины, пунцовые рябины, ярко-желтые и румяные клены, — и все это пересыпать разнообразною зеленью ясеня, ольхи, дуба и других деревьев, поздно или даже вовсе не меняющих зеленого цвета своих листьев!

Наивысшей степени красоты достигает осенняя картина чернолесья тогда, когда между лиственными деревьями находятся вперемешку – то единично, то группами – хвойные деревья – в особенности ель и пихта: их темно-зеленые остроконечные пирамиды резко выделяются на светло-пестром фоне лиственных деревьев; они вносят красивые темные штрихи на общий мягкий фон картины и тем усиливают производимое ею художественное впечатление».

В книге рассказывается о березах, ивах и кленах, ясенях и орешнике, черемухе и калине, тополе и вязе, рябине, дикой яблоне и дикой груше, орешнике и орехах, и о дубе – царе деревьев. «Начиная с 60-70-летнего возраста, а иногда и раньше, дуб начинает цвести и приносить плоды. Цветет дуб в то же самое время, как распускаются и его листья, что бывает обыкновенно для большинства местностей России во второй половине мая. В то время, когда большинство деревьев нашего чернолистья уже две-три недели как стоят убранными в свой весенний наряд, дубки и дубы стоят совсем еще голыми и нередко держат даже еще на себе сухие прошлогодние листья».

В издании уедено внимание хвойному лесу, деревьях и их важной роли в жизни людей. Лес, в котором растут хвойные деревья (сосна и ель), называют хвойным лесом, или краснолесьем. А в заключении подчеркивается, что русский лес является одним из самых прекраснейших произведений природы и поэтому лес нужно беречь, заботиться о нем.

 

время легенд черный книжник

Антон Верещагин, Сергей Чунаев. Время легенд. Книга II: Тайна Черного Книжника

Красочное издание, вышедшее в серии «Киносказки», рассказывает о приключениях юных персонажей, встретившихся после каникул. И оказалось, что у чемодана с подарками, нет дна. А ведь среди них были красивые коробочки с шаршанскими часами, которых делают лучшие в мире мастера лидэвиков, квас из диких яблок и шоколад со вкусом еловых шишек.

А потом прозвучала легенда о Сармаке. В красивом горном краю жили и росли мальчик и девочка. И однажды мальчик понял, что влюблен. Но ему сказали, что живет его семья бедно, и что если он такой дерзкий, то пусть принесет голову давнего врага здешних мест – гигантского змея Сармака. Отец дал юноше доспехи, и сын отправился на схватку с Сармаком, но тот предложил юноше стать его учеником..

А в другой главе рассказывается про чудесную Янтарную гавань. «Гавань располагалась на берегу Сиреневого океана. Это был многомиллионный портовый город, логистический центр и транспортный хаб мира легенд. В ней располагались десять тысяч хрустальных установок, из нее каждый час отплывали корабли во все уголки сказочного мира, миллионы сказочных существ и тварей сновали туда-сюда, здесь почти никто никогда не жил постоянно. Это место не было никому домом, но для всех было пристанищем».

Гавань, которая была путем в новые сказки и приключения. И уже корабль пыхтел и был готов отчалить с платформы облака 125 в Сиреневый океан.

 

три подарка

Три подарка. Корейские народные сказки. Пересказ Елены Катасоновой

Красочное издание старинных корейских сказок начинается с предисловия, в котором об истории этой страны, о животных (тигре, могущественном существе, чародее и волшебнике; олене, которого связывают с небесными феями) и волшебных предметах, которые в мгновенье ока могут изменить жизнь к лучшему. «Дождался юноша назначенного часа и отправился в путь. Нашел он озеро, что за зеленой горой было, спрятался получше и стал ждать. Вот повисла над водой семицветная радуга, и спустились по ней на берег восемь прекрасных фей. Все они красоты удивительной, а одна краше всех. Смотрит на нее юноша, налюбоваться не может. Сбросили феи платья, побежали в воду и давай играть, веселиться: прыгают, смеются, водой в друг друга брызгают. А юноша времени не теряет – подкрался к платьям, схватил одно и снова спрятался…».

В сказке «Волшебная кисточка» рассказывается, что в давние времена, когда рисовали кисточками, мальчик Чхон Дон искусно рисовал палочкой – на кисточку денег не было, и его картины, которыми восхищались соседи, заносили песком. Однажды во сне к Чхон Дану явился седой старик и протянул ему кисточку. Когда мальчик проснулся, то увидел рядом с собой золотую кисточку. Что он рисовал – то сразу оживало. Стал мальчик помогать бедным людям.

Прослышал о волшебной кисточке великий ван, повелитель Кореи, и повелел найти мальчика и привести с кистью к нему. Схватили его слуги Чхон Дону, посадили в темницу, а утром привели во дворец к вану. Ван был недоволен, слез с трона и сам взял кисточку. Стал рисовать огромный кусок золота, но вместо этого получился у него лишь огромный камень, который покатился и разбил трон вана вдребезги. Не послушалась вана золотая кисть, осталась она у мальчика.

 

серая уточка мордовские сказки

Серая уточка. Мордовские народные сказки. Художник Ольга Ионайтс

В предисловии к красочному изданию рассказывается о мордовском народе, о нем упоминается в старинных отечественных летописях. До наших дней дошло описание народных костюмов и упоминания о волшебных существах, основная часть которых была женского рода, также рассказывается о праздниках, популярных кушаньях и свадебных обрядах, некоторые из которых сохранились и в наши дни. И сейчас в Мордовии бережно хранят народные традиции, и детям рассказывают старинные сказки – ироничные и поучительные. В сказке «Куйгорож» описано, как дед с бабкой принесли и высидели Куйгорожа – фантастическое существо, приносящие в дом сокровища. «Жили-были в одном мокшанском селе старик Пятань со старухой Акулей. Детей у них не было. Жили небогато. В хозяйстве – лошадь старая, петух был, да того на суп пустили. От такой бедности даже Юртава покинула подворье: нечего ей у Пятаня делать – хозяин гол как сокол и в избе шаром покати.

Наступила весна. Люди пахать-сеять вышли, а у Пятаня его лошадка совсем немощная, соху не тянет. Уговаривал ее старик и хворостинкой по спине угощал, а она ни с места. Только хвостом машет вверх-вниз, вправо-влево, словно крестится.

Вернулся с поля Пятань и говорит старухе:

— Не будет у нас урожая, Акуля. Как бы зимой не пропасть с голоду.

— Не горюй раньше времени, старик, — отвечает бабка Акуля. – Сходи лучше в лес, найди в лесу совиное гнездо и возьми из него яичко. Только бери то, что с краю лежит. Из этого яичка я Куйгорожа выведу, он нам поможет».

Ему нужно было давать работу, без нее он все вокруг разрушал. И все было хорошо, пока однажды дед с бабкой решили устроить  пир, позвать гостей и велеть Кугорожу, чтобы на столе были кушанья, которые богачи едят на праздник: бочку хмельного меда, медовых пряников и прочих разносолов. День пировали, ночь пировали, и забыли старик со старухой о Куйгороже, работы ему не дали и завалились спать. Напрасно пищал Кугорож, требуя работы, спали старик со старухой…