Дни и ночи войны

Накануне годовщины Победы предлагаем вашему вниманию обзор книг, посвященных этой важнейшей теме. Среди них – знаковые произведения писателей, прошедших войну, документальные исследования, поэтическая классика.

 

герои сталинграда

Сейед Мохаммад Хосейн Табризи. Герои Сталинграда

События Великой Отечественной войны волновали не только наших сограждан. Известный иранский поэт Сейед Мохаммад Хосейн Табризи, писавший под псевдонимом Шахрияр, в 1946 году опубликовал эту поэму, посвященную Сталинградской битве. Нынешнее ее издание – первое на русском языке.

Шахрияр славился своим умением сочетать «высокий» стиль классической персидской поэзии с реалиями повседневности. В поэме «Герои Сталинграда» он пишет о том, как Ахриман, воплощение зла в древнеиранской мифологии, проникся ненавистью к мирной, цветущей стране — Советскому Союзу. Он поразил безумной гордыней и вождей Третьего рейха, и обычных жителей Германии, побудил их начать захватническую войну. Ее символом в поэме становится ужасный стоглавый дракон, пожирающий страну за страной.

Град задохнулся в черном смерче битв,

Тьмы самолетов взвились саранчой.

В ночи мир каждый миг летит вверх дном –

В фонтанах пыли с огненной парчой.

На стенах взорванных, в земном аду

С орудьями и кровью обручен.

На берегу Волги, гладь которой поэт сравнивает со стальным клинком, возвышается город-крепость, под стенами которого нашествие будет остановлено. Доблесть защитников Сталинграда разбивает все злые чары, поворачивая войну вспять и освобождая весь мир от темного морока.

Перевод дополнен подробным предисловием, где рассказывается о творчестве автора, истории создания поэмы и символическом значении использованных Шахрияром образов.

 

брестская крепость

Сергей Смирнов. Брестская крепость

В серии «Военный роман» вышли многие книги участников Великой Отечественной войны. Эти авторы не понаслышке знали о фронтовой жизни, что помогало им создавать живые и яркие образы защитников Родины. Сергей Смирнов в июне 1941 года вступил добровольцем в один из московских истребительных батальонов, участник Великой Отечественной войны, после ее окончания впервые сделавший всеобщим достоянием героическую эпопею обороны Брестской крепости, остававшейся долгое время в безвестности и собирал уникальные материалы о ее защитниках.

На рассвете 22 июня 1941 года немецкая артиллерия и авиация обрушила на Брестскую крепость шквал снарядов и тонны бомб. После этого в бой были брошены отборные немецкие штурмовые отряды, с которыми уцелевшие защитники крепости вступили в бой и отбросили их назад. К вечеру того же дня германское командование отдало приказ поредевшим штурмовым отрядам вернуться на исходные позиции – это был первый приказ об отступлении в этой войне. Защитники Брестской крепости продолжали оборону, радист передавал из цитадели: «Я – крепость, я – крепость! Ведем бой».

«В феврале 1942 года на одном из участков фронта в районе Орла наши войска разгромили-45-ю пехотную дивизию противника. При этом был захвачен архив штаба дивизии. Разбирая документы, захваченные в немецком архиве, наши офицеры обратили внимание на одну весьма любопытную бумагу. Этот документ назывался «Боевое донесение о занятии Брест-Литовска», и в нём день за днём гитлеровцы рассказывали о ходе боев за Брестскую крепость.

Вопреки воле немецких штабистов, которые, естественно, старались всячески превознести действия своих войск, все факты, приводимые в этом документе, говорили об исключительном мужестве, о поразительном героизме, о необычайной стойкости и упорстве защитников Брестской крепости.

Как вынужденное невольное признание врага звучали последние заключительные слова этого донесения. «Ошеломляющее наступление на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови, — писали штабные офицеры противника. — Эта простая истина ещё раз доказана при взятии Брестской крепости. Русские в Брест-Литовске дрались исключительно настойчиво и упорно, они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению».

Несмотря на более чем десятикратное превосходство в силах и боевой технике, полной внезапности предательского ночного нападения, фашистам не удалось с ходу захватить Брестскую крепость, и ее защитники продолжали оборону, оттягивая на себя силы врага и тем самым задерживая продвижение фашистов по советской земле.

 

василий теркин

Александр Твардовский. Василий Теркин

Знаменитая поэма, «книга про бойца», стала одним из любимых произведений советских людей еще в военное время, когда она публиковалась по частям в газетном варианте. После войны ее похвалил за меткий слог и сердечную искренность даже нобелевский лауреат Иван Бунин, который никогда не отличался склонностью к высоким оценкам чужого творчества.

Главный герой солдат Василий Теркин, балагур, весельчак и храбрец – образ настолько яркий, выразительный и психологически достоверный, что среди бойцов действующей армии в разных подразделениях поэтического героя не только приняли, но появилось множество баек о его реальном прообразе. Иногда о «настоящем Теркине» рассказывали даже самому автору. Так что в итоге в одной из глав получилась сцена, где встречаются двое Теркиных. Один тот самый, а второй… да тоже отличный парень, храбрец, герой, умелый гармонист.

— Кто же Теркин?

— Ну и лихо!..-

Хохот, шум, неразбериха…

Встал какой-то старшина

Да как крикнет:

— Тишина!

Что вы тут не разберете,

Не поймете меж собой?

По уставу каждой роте

Будет придан Теркин свой.

Но не одним юмором примечательна поэма. Есть в ней и описания фронтовой повседневности, моменты трагические и героические («Ведь не каждые день сбивают \ Из винтовки самолет»), и хроника неустанного, хотя и многотрудного пути к общей Победе.

А тем часом издалека,

Глухо, как из-под земли,

Ровный, дружный, тяжкий рокот

Надвигался, рос. С востока

Танки шли.

Поэма сразу стала и классикой, и истинно народным произведением, цитаты из нее разошлись крылатыми фразами, актуально звучащими и в наши дни.

 

в плену в партизанах

Аркадий Глазунов. Война: в плену, в партизанах, в действующей армии

С первых до последних дней Великой Отечественной войны сражался автор книги с фашистами: сначала в рядах Красной Армии (начав войну на западной границе), потом – отступление маленькими группами к линии фронта, попадание в плен (на шесть долгих дней), затем — три бегства из плена, был партизаном, а затем — снова служил в советской Армии, освобождая Европу от гитлеровцев. Правдиво, без прикрас он описывает те события, участником которых ему довелось быть, героизм товарищей, помощь местных жителей, самолеты с Большой земли в партизанский отряд и многое другое, из простого партизанского и солдатского быта.

В партизанском отряде «Смерть фашизму», где воевал Глазунов, сражался и немецкий перебежчик Фриц Шменкель, который потом стал единственным немцем – Героем Советского Союза. В книге подробно описано, как это самый Шменкель попал в отряд: «Вот в это время наши разведчики нашли в одной деревне немца без оружия, который ушел из своей части и скрывался у местных жителей. Его привезли в наш отряд. Русского языка он не знал. С трудом поняли, что он немецкий комсомолец и не хочет воевать против Советской России. Звали его Фриц Шменкель, до войны он жил в Германии около города Штетин. Этого немца оставили в отряде и направили в наше отделение. Конечно, сначала было определенное недоверие, но потом к нему привыкли и даже подружились с ним. Он довольно быстро изучал русский язык, и месяца через два-три уже разговаривал по-русски». Фриц Шменкель был отправлен советской разведкой в оккупированный фашистами Минск, был схвачен ими и казнен.

16 марта 1943 года партизаны встретились с наступающими красноармейцами, обнялись и поехали в Москву, где их отправили на станцию Салтыковка в запасной полк, а уже летом – на Западный фронт, который стал называться Вторым Белорусским. И в декабре 1945 года Глазунова демобилизовали из армии.

 

маршал победы Жуков

Валерий Воскобойников. Маршал Победы. Георгий Константинович Жуков.

Эта прекрасно иллюстрированное издание рассказывает о прославленном отечественном полководце, его жизни, сражениях и боевых операциях, происходивших под его командованием.

Георгий Константинович Жуков родился в деревне Стрелковка Калужской области в семье крестьянина Константина Артемьевича Жукова. После окончания трёх классов церковно-приходской школы (с похвальным листом, причем мальчик не раз расспрашивал учителя о походах Суворова и Кутузова), отдан в ученики к дяде в скорняжную мастерскую в Москве, одновременно закончил двухлетний курс городского училища (занимаясь по вечерам). В конце февраля 1915 года Георгия Жукова призвали в армию, а через несколько месяцев он стал лучшим в своей команде и его отправили учиться на унтер-офицера. Гражданскую войну он закончил командиром эскадрона, а весной 1923 года (когда ему было всего 26 лет) стал командиром полка. До наших дней дошли интересные свидетельства о деятельности Жукова-командира — он мог совершенно естественно и просто подсесть в круг красноармейцев вечерком и незаметно войти в беседу на правах рядового участника… мог оценить ядрёную солдатскую шутку, но не любил пошлости. По словам сослуживцев, он «был прост, но никогда не допускал панибратского отношения…»

В чём же главная заслуга Жукова в годы Великой Отечественной войны? Он всегда был там, где положение Красной армии было критическим. Летом 1941 г. он организует первую крупную и успешную контрнаступательную операцию советских войск под Ельней. Именно Жуков сумел в самые короткие сроки мобилизовать все ресурсы для обороны Ленинграда осенью 1941 г., когда некоторые партийные бонзы уже были готовы сдать город. Для этого ему пришлось использовать самые суровые меры – первым решением Военного совета фронта под руководством Жукова было Ленинград защищать до последнего человека. Не Ленинград боится смерти, а смерть боится Ленинграда — вот лозунг момента. Навсегда забыть о мерах на случай, если враг ворвётся в город. Этому не бывать. Были предусмотрены два важнейших фактора: внедрение в сознание наших воинов и населения непоколебимой уверенности в нашей победе и необходимость накопления резервов с целью увеличения глубины обороны фронта. 22 сентября Гитлер отдаёт директиву: «Стереть с лица земли город Петербург. Город надлежит блокировать и путём обстрела артиллерий всех калибров и непрерывными бомбардировками сровнять с землёй» Началась эпохальная оборона Ленинграда, которая продолжалась 900 дней, не давая фашистским частям соединиться с подразделениями финской армии.

Имя Жукова связано со всеми важнейшими стратегическими операциями советских войск в ходе Великой Отечественной войны. «Там, где Жуков, там Победа». Эта крылатая фраза родилась в Красной армии во время Московской битвы, стала крылатой и жила среди бойцов до последних дней войны. 24 июня1945 г. маршал Жуков принял Парад Победы Советского Союза над Германией в Великой Отечественной войне, который состоялся в Москве на Красной площади. Командовал парадом маршал Рокоссовский.

 

война народная

 

Яков Нерсесов, Владимир Волков. Война народная. Великая Отечественная война 1941-1945

В красочном издании рассказывается о деятельности Рихарда Зорге, советского разведчика, предупредившего, что «война начнется 22 июня…» Далее в тексе описано нападение немецких войск и боевые действия, история исполнения песни «Священная война», текст которой был напечатан 24 июня 1941 года. Одна из глав посвящена битве под Москвой, следующая – Сталинградской битве.

22 ноября 1942 года советские войска полностью окружили 6-ю армию вермахта. Через месяц провалилась попытка вражеской группировки генерала Гота прорвать кольцо окружения. 8 января советское командование передало командующему окруженной 6-й армии Паулюсу сдаться, но тот его отклонил. После этого началась планомерная ликвидация окруженной армии, 14 января был захвачен аэродром Питомник и было парализовано снабжение врага воздушным путем. В последние дни января 1943 года остатки армии Паулюса, расчленённые на отдельные небольшие отряды, отходили под напором красноармейцев. 30 января Паулюс, незадолго до этого произведенный в фельдмаршалы, вместо того, чтобы застрелиться, как рассчитывало руководство Третьего рейха, подписал акт о капитуляции. Более 90 тысяч попали в плен, в Германии были вынуждены объявить траур, а во всем мире праздновали победу над фашистами.

В июле-августе 1943 года произошла битва на Курской дуге. Готовясь к ней, враг сосредоточил в районе Орла мощные танковые соединения и авиацию, новую боевую технику, на которую возлагал особые надежды – танки «Тигр» и «Пантера». Утром 5 июля сотни самолетов бомбили советские позиции, а через несколько часов в наступление пошел отборный 2-й танковый корпус СС. В бой гитлеровцы бросили шесть танковых дивизий. Но 12 июля советские войска перешли в мощное контрнаступление. Развернулось крупнейшее танковое сражение. Вражеская оборона была прорвана, а в тылу врага советские партизаны развернули «Рельсовую войну», взрывая эшелоны и нападая на немецкие гарнизоны и автоколонны.

5 августа 1943 года был освобожден город Орел. В честь освобождения Орла и Белгорода в Москве прозвучал первый салют Великой Отечественной войны. В ходе наступления, развернувшегося в декабре 1943 – апреля 1944 года советские войска разгромили гитлеровцев и вышли к государственной границе Советского Союза.

Последняя решающая битва – за Берлин – началась 16 апреля, 1 мая начался штурм имперской канцелярии и соседних зданий, утром 2 мая командовавший обороной Берлина генерал Вейдлинг отдал приказ о прекращении сопротивления. 9 мая 1945 в Москве прогремел победный салют.

«После капитуляции фашистской Германии стало очевидным неизбежное поражение Японии, развязавшей войну на Дальнем Востоке. На Крымской конференции Советский Союз взял на себя обязательства выступить против Японии через 2-3 месяца после окончания войны в Европе. На Дальнем Востоке было организовано 3 фронта, и 9 августа советские войска перешли в наступление».

В издании – больше ста цветных иллюстраций, изображения боевой техники и наград, советских военных плакатов.

 

реквием каравануPQ17

Валентин Пикуль. Реквием каравану PQ-17. Мальчики с бантиками

Оба произведения в этой книге посвящены событиям, происходившим в Арктике во время Великой Отечественной войны. Автор знал о них по собственным впечатлениям. Известный советский писатель Валентин Пикуль был курсантом первого набора знаменитой соловецкой Школы юнг, которую он и описал в повести «Мальчики с бантиками». Эта школа была создана на Соловецких островах с целью пополнения личного состава военно-морского флота СССР. Образ главного героя Савки Огурцова во много автобиографичный.

Он переживает то же самое, что когда-то пережил сам автор: «Я стоял возле, любопытничая, и не сразу понял, что произошло. Последовал страшный удар в палубу (эсминец загудел). Перед глазами у меня, сорвавшись с высоты, стоймя рухнула боеголовка. Замерев на секунду, она стала медленно валиться навзничь. Момент рискованный! Дрябин рывком подставил богатырскую грудь, — и боеголовка своим весом вплющила его между ростовых стоек. Я подскочил к Дрябину и что было сил стал отводить от его груди полтонны смертоносной тяжести. Ладони мои, скользя, срывались в густой смазке тавота. Набежали еще минеры, высвободили Дрябина из-под груза…».

«Реквием каравану PQ-17» — самый известный русский роман, посвященный северным конвоям. Впоследствии он был переведен на многие другие языки. Арктические конвои во время Второй мировой войны направлялись из Великобритании и США в северные порты СССР — Архангельск и Мурманск — и обратно. В период с августа 1941 года по май 1945 прошло 78 конвоев: 1400 торговых судов доставили в Советский Союз немалое количество промышленного оборудования, продовольствия и военного снаряжения.

Конвой PQ-17 вышел из Исландии 27 июня 1942 года в составе 34 транспортов в том числе двух советских танкеров. Вскоре после выхода конвоя англичанами была получена информация, что на его перехват вышла немецкая эскадра во главе с линкором «Тирпиц». Английское адмиралтейство приказало военным кораблям возвратиться, а транспортам рассредоточиться и следовать в советские порты самостоятельно. Но эскадра, навстречу которой вышли советские и английские подводники, быстро вернулась на базу. Однако немецкие подводные лодки, воспользовавшись уходом основных сил охранения, в течение нескольких дней преследовали транспорты конвоя и атаковали их. Было уничтожено 24 транспортных судна.

Роман Пикуля полон искренних эмоций, которые органично сочетаются с исторической достоверностью и аналитическим взглядом писателя. «Против флота Германии стоял героический Северный флот. Флот совсем небольшой. По сравнению с британским он был просто незначительным… Там, на аспидных скалах (которые зимой в снегу, а по веснам их забрызгивает полярная сирень и черемуха), там жили и воевали удивительные люди».

Книга, изданная в серии «Собрание сочинений В.С. Пикуля» содержит множество достоверных деталей и колоритных зарисовок тех дней. Работая над произведениями, писатель заполнял библиографические карточки множеством исторических сведений и сверял с ними свой текст.

 

а зори здесь тихие

Борис Васильев. А зори здесь тихие…

Эта повесть, давно ставшая одним из культовых произведений о Великой Отечественной войне, примечательна тем, что со временем в ней проявляются новые сочетания смыслов. Первоначально она поразила читателей острым контрастом. Вот отголоски прежней мирной жизни, которые изо всех сил стараются сохранить героини повести в своем военном существовании. А вот – война с жестокостью рукопашных схваток и изнурением от пеших переходов по болотам и скалам. И оглушительная несправедливость того, что в кипящее жерло войны с кровью, грязью и огнем попали эти юные девушки…

Есть в книге и контраст между комическим и трагическим. Ведь начинается всё с того, что комендант безымянного разъезда в очередной раз докладывает начальству — мол, зенитчики, охраняющие небо над этим полустанком, вконец распустились в смысле дисциплины. Потому что тыл, местные жительницы и неизбежная самогонка. В общем, пришлите непьющих. И чтобы на женщин даже не смотрели. Вот ему и прислали женское подразделение. «На разъезде наступила благодать, но коменданту от этого легче не стало. Зенитчицы оказались девахами шумными и задиристыми, и старшина ежесекундно чувствовал, что попал в гости в собственный дом: боялся ляпнуть не то, сделать не так, а уж о том, чтобы войти куда без стука, не могло теперь быть и речи».

Но современному читателю может быть интересно и то, как автор вплетает свой сюжет в общую панораму событий. «Шел май 1942 года. На западе (в сырые ночи оттуда доносило тяжкий гул артиллерии) обе стороны, на два метра врывшись в землю, окончательно завязли в позиционной войне; на востоке немцы день и ночь бомбили канал и Мурманскую дорогу; на севере шла ожесточенная борьба за морские пути; на юге продолжал упорную борьбу блокированный Ленинград…»

Мурманская, она же Кировская, железная дорога – единственная транспортная артерия в центр и на фронт от Мурманска, где разгружались ленд-лизовские северные конвои. И вот туда идут немецкие диверсанты, случайно обнаруженные одной из героинь повести. Их оказывается не двое, как показалось в первый момент, когда было доложено начальству и получен приказ прочесать окрестный лес своими силами. Диверсантов шестнадцать, они вооружены до зубов и отлично подготовлены, несут тюки взрывчатки. А против них – пять даже не обстрелянных в реальном бою девушек и тот самый старшина…

 

цена кадра

Цена кадра. Советская фронтовая кинохроника 1941-1945 гг. Документы и свидетельства. Авт.-сост. В.П. Михайлов, Ф.И. Фомин

Объемный фолиант, насчитывающий более тысячи страниц, содержит уникальные документы о работе фронтовой кинохроники. Это монтажные листы фронтовых кинооператоров и фронтовые дневники, воспоминания и письма; директивы, приказы, инструкции Главкинохроники, документы мастер-классов и задания кинооператорам.

Через несколько часов после нападения фашистов на СССР на фронт выехали первые группы репортеров и кинодокументалистов, добился отправки на фронт уже имевший боевых съемок в Испании Роман Кармен и другие киномастера. Уже в середине июля 1941 года на фронтах снимало 16 советских киногрупп. В октябре 1941 года на фронтах работало 96 кинодокументалистов, операторов, режиссеров, ассистентов.

Когда в ноябре 1941 года готовился советский контрудар по немецкой армии под Москвой, в Кремле приняли решение снять об этом документальный фильм. «Впервые хроникерам приходилось снимать в таком гигантском сражении, масштаб и размах которого они должны были запечатлеть и показать народу. Операторам удалось в некоторых съемках передать динамизм и стремительность натиска советских частей. Снежной лавиной спускаются с гор лыжники-десантники. Лавина несется вперед, врывается в окрестности города, занятого врагом… Эта непреодолимость наступательного порыва была и в вихре несущихся в атаку конников Белова, снятых оператором А. Лебедевым. Земли не видно: покрытая белым снегом, она сливается со светлым небосводом. Кажется, что кони и развевающиеся на ветру черные бурки конногвардейцев парят в воздухе…

Нечто символическое было и появлении из снежной мглы на Красной Площади нескончаемых колонн солдат с винтовками и автоматами. Они твердым шагом проходили мимо Мавзолея и снова исчезали в вихрях метели. В этих кадрах, снятых 7 ноября 19141 года во время исторического военного парада, зарубежная пресса увидела символический образ загадочной Советской России с ее неиссякаемой боевой мощью».

Завершающая глава книги – «Когда смотришь эти фильмы, понимаешь, скольким мы обязаны Советскому Союзу», посвящена публикациям в зарубежной прессе, рассказывающим о советских документальных фильмах о Великой Отечественной войне.

 

 победа навсегда

Победа – навсегда! Как советские кинооператоры снимали освобождение Европы. Документы и свидетельства. Автор-составитель Ф.И. Фомин

Большой фолиант с множеством архивных черно-белых фотографий представляет собой хронику событий Великой Отечественной войны, запечатленной советскими фронтовыми операторами в Румынии и Болгарии, Венгрии и Польше, Австрии и Чехословакии, Югославии и Норвегии, Восточной Пруссии и Германии

«Какую задачу мы ставили перед фронтовыми хроникерами? ПОКАЗАТЬ ВОЙНУ ЧЕРЕЗ ЧЕЛОВЕКА. Это было тем более важно, что в первые месяцы войны Советская Армия никаких масштабных действий не производила, моральное состояние, воинский дух наших солдат оказался чрезвычайно высоким, а это можно было передать только через человека.

Мы всячески культивировали стремление схватить деталь. Дать картину происходящего через деталь. Так, А. Левитан и Д. Шоломович снимали полет ночных бомбардировщиков, и зритель видел в кадре «человеческую» деталь: фотографию сына, укрепленную на приборной доске перед летчиком. Воин защищал страну и сына. И другой кадр, снятый Левитаном: стрелянные гильзы, которые знаменитый снайпер Михаил Сурков втыкал в землю, когда убивал очередного фашиста… Или: Сталинград, окопы, блиндажи, а на столе в землянке кипит самовар».

В текст книги включены директивы, монтажные листы («Югославия, «В Вене», «В Будапеште», «Бои за Пилау», «На улицах Берлина», «Штурм Рейхстага», «Подписание Германией капитуляции», «В Берлине»), редакторские заключения на съемки, приказы Главкинохроники и отчеты начальников фронтовых киногрупп, телеграммы, воспоминая участников съемок и другие документы.

 

молодая гвардия

Александр Фадеев. Молодая гвардия

Эта книга представляет собой первую, авторскую редакцию легендарного романа, без купюр советской культуры. Большинство главных героев романа: Олег Кошевой, Ульяна Громова, Любовь Шевцова, Иван Земнухов, Сергей Тюленин и другие, боровшиеся с фашистами. — реально существовавшие люди, Наряду с ними, в романе действуют и вымышленные персонажи. Кроме того, автор, использовав известные ему имена фактически существовавших юных подпольщиков, наделил их литературными чертами, характерами и действиями, творчески переосмыслив образы этих персонажей.

«Школьники привыкли к тому, что в их уютных квартирах, в стандартных каменных, под этернитовыми крышами домиках в Краснодоне, и в хуторских избах Первомайки, и даже в глиняных мазанках на Шанхае – в этих маленьких квартирках, казавшихся в первые недели войны опустевшими оттого, что ушел на фронт отец или брат, – теперь живут, ночуют, меняются чужие люди: работники пришлых учреждений, бойцы и командиры ставших на постой или проходивших на фронт частей Красной Армии… Они привыкли к ночным дежурствам по отряду ПВХО, дежурствам с противогазом через плечо, на шахтах, на крышах школ, больниц, и уже не содрогались сердцем, когда воздух сотрясался от дальней бомбежки и лучи прожекторов, как спицы, скрещивались вдали, в ночном небе над Ворошиловградом, и зарева пожаров вставали то там, то здесь по горизонту…»

События легли в основу советского фильма Александра Герасимова, ставшего киноклассикой и современного телесериала. В текст издания включена мелованная вклейка с оригинальными черно-белыми иллюстрациями художника Олега Юдина.

 

технологии пропаганды

Марина Дацишина. Технологии пропаганды: Экспорт из нацистской Германии на временно оккупированные советские территории

В научном издании, опираясь на архивные документы, описано, как функционировала нацистская пропаганда, работало радио и кинохроники, выпускались газеты, и как тщетно пытались обмануть советских людей.

Перед вторжением в СССР в Третьем рейхе была развернута компания по дезинформации, в которой утверждалось, что Германии готовится к вторжению в Англию. В качестве «доказательства» большим тиражом были изготовлены топографические карты Великобритании, в ряд немецких военных частей были демонстративно прикомандированы переводчики английского языка.

В вермахте весной 1941 года специально распространялись слухи, что согласно договоренностям с советскими вождями, семь вооруженных германских дивизий мирно пройдут через территорию советского юга, через Кавказ, к границе Ирана, и с иранским шахом тоже есть договоренности. Цель этого похода – вторжение в жемчужину Британской империи, Индию. «В войсках ходили самые невероятные слухи о том, что Германия взяла Украину в аренду на 90 лет и получила разрешение от СССР на проход войск до Турции и Ирана».

Сразу после захвата гитлеровцами советских городов и населенных пунктов уничтожались, скидывались с постаментов, взрывались памятники Ленину, Сталину, другим советским деятелям и советская символика. «Разрушенные памятники использовали в целях десакрализации советской власти. Они становились символами разрушения сталинского режима, воплощением мнимого освобождения… Советские памятники подвергались осквернению; их использовали как место казни групп сопротивления. Так в Ростове-на-Дону и в Воронеже на «вытянутой руке памятника Ленину» вешали противников оккупационного режима».

Во время оккупации советских территорий, с самых первых дней, нацистами создавались новые ритуалы, которые, несмотря на иллюзию их стихийного и массового воплощения, постоянно контролировались и управлялись оккупационными властями. Так создавался советского режима, для чего устраивались публичные показательные захоронения жертв НКВД, число которых постоянно преувеличивалось.

Помимо этого, создавались немецкие захоронения германских солдат и офицеров, о которых торжественно писали в коллаборантской прессе. Также отмечался праздник – «День освобождения» населенного пункта частями вермахта. Также в захваченных немцами белорусских городах устраивались праздники по поводу взятия вермахтом Москвы и Ленинграда, объявлялось, что выдаются пропуска на проезд в эти города. Также отмечалось военными парадами 22 июня – начало войны против СССР. Один из разделов книги посвящен подбору иллюстраций на страницах оккупационной прессы, следующий раздел – кинопропаганде.

В тексте книги подчеркивается, что германские технологии пропаганды были заимствованы из военной пропаганды Англии и США. Но успеха, несмотря на все приложенные усилия, нацистской пропаганде на оккупированных советских землях, добиться не удалось. Советский народ не поверил врагам и его пособникам.

«Уходя с оккупированных территорий СССР, нацистская Германия подпитывала радикальный национализм, растравляя его уже не сколько антисемитскими, сколько антирусскими/антимосковскими лозунгами». Но безуспешно.