Алекс Бертран Громов. Персия: эра войны и революции. 1900-1925

персия война и революцияВ начале XX века Персию ждали перемены, революционные события и пристальный интерес Британской, Российской и Германской империй. Персия занимала важное стратегическое положение и обладала запасами нефти. В издании описана Конституционная революция 1905-1911 гг. и участие большевиков в ней, события на Персидском фронте Первой мировой войны и действия немецких агентов, падение династии Каджаров и та роль, которую сыграли в жизни Персии представители белой эмиграции и новой Советской власти после Октябрьской революции в России. В судьбе Персии непосредственно участвовали Николай II и Петр Столыпин, Ленин, Троцкий, Сталин… На ее земле противоборствовали разведки великих держав.

Оглавление

ПРЕДИСЛОВИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ЧАСТЬ I. ПЕРСИЯ НА ПОРОГЕ ХХ ВЕКА

Первые годы нового столетия

Кавалер и орденоносец

Как менялся Тегеран

Появление персидского кино

Что думала о Персии Европа?

Стальная колея

Российские банкиры и авантюристы

Петр Барк: министр и финансист

Генерал Куропаткин: вопрос о границе

Учитывать мнение Персии

Персидская казачья бригада

Керзон о персидских казаках

Российско-персидские торговые отношения

Шах в гостях у императора

Наблюдения генерала Логофета

Генерал Масловский: в гостях у хана

Путевые заметки Василия Яна

ЧАСТЬ II. ПЕРСИЯ: МЕЖДУ БРИТАНСКОЙ И РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИЯМИ

Большая Игра: от Конноли до Киплинга

Шпион Арминий Вамбери

Нефть в Персии

Раздел Персии на сферы влияния

ПРИЛОЖЕНИЕ

ЧАСТЬ III. КОНСТИТУЦИОННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Первые персидские выборы

Персия и российский сахар

«…следствие обнаружило русское происхождение бомб»

Телеграмма Николаю II от Столыпина

«Удушение Персии»

Оружие без пошлин

Ленин и революция в Персии

Ленин и Персия: роль великих держав

ПРИЛОЖЕНИЕ

ЧАСТЬ IV. ПЕРСИЯ И ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

На линии противостояния

Антироссийская пропаганда: «Завещание» Петра I

Помощь Российской и Британской империй Персии

Союзники и финансирование русских войск в Персии

Персия и Германская империя

Германские «Лоуренсы Аравийские»

Первая мировая война в Персии: взгляд немца

«Персидский изгнанник»

Опасное путешествие

Первая мировая на всём Востоке

Корпус генерала Баратова

Вывод войск Советской России из Персии

Англичане в Персии в 1917-1919 годах

ПРИЛОЖЕНИЕ

ЧАСТЬ V. ПЕРСИЯ И ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ

Советская Россия и Персия

Нарком по иностранным делам Троцкий и Персия

Колчаковские дипломаты и Персия

«Ввиду того, что Республика граничит с Персией…»

Первые дипломаты советской России в Персии

Ставшие жертвами Гражданской войны

Персия и казачье золото

Восток дело тонкое, но научить можно

«Стать лицом к Востоку»

Ленин и организация Персидской компартии

Мирза Кучек-хан и его революция

По-восточному колоритная история

«Товарищ Кучек-хан!»

Персидский купец Блюмкин

Федор Раскольников: обреченный

Поэты в Гиляне

Хлебников: мечта о Востоке

Есенин и Персия

Гумилев: несостоявшееся спасение

«Надуть англичан»

Ходоу-хан

ПРИЛОЖЕНИЕ

ЧАСТЬ VI. КРАХ ДИНАСТИИ КАДЖАРОВ

Персия: итоги Первой мировой войны

Падение Каджаров

Персия помогала голодающим Советской России

Дети Инессы Арманд и Персия

Память о Ленине в Персии

«Эти разбойники захватили…»

Ультиматум Керзона

Настоящий Верещагин

ПРИЛОЖЕНИЕ

ЧАСТЬ VII. ФОРМИРОВАНИЕ НОВОГО ОБЛИКА ИРАНА

Большой город и книжная культура

«О торговле с Персией»

Беглый секретарь Сталина

Советская разведка и Персия

Экспедиция Николая Вавилова в Персии

Персидский футбол

Персидские послы и министры в СССР

Отныне – Иран

ПРИЛОЖЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА

Фрагмент книги:

Интенсивная урбанизация страны, появление новых предприятий и вызванная этим необходимость быстрой перевозки больших партий грузов способствовали развитию транспортной системы Персии. Традиционные купеческие караваны вьючных животных уже не могли обеспечить потребности экономики. Немалую роль играло и взаимодействие с Российской империей, которая, как пишет Святослав Рыбас в книге «Заговор верхов или Тотальный переворот», после поражения в Крымской войне «и утраты из-за сопротивления Англии всех преимуществ, полученных после войны с Турцией… повернулась в противоположную сторону от Европы».

Не только на персидской земле появление железных дорог и ездивших по первых паровозов порой пугало людей, относившихся к новому способу передвижения с опаской. Когда в августе 1851 года российский император Николай I отправился в Москву на празднование 25-летия своего коронования, в сопровождении свиты и нескольких немецких принцев, то большие мосты из боязни переходил вслед за поездом пешком.

Тем не менее, в 1864 году в Тегеране появился человек, представлявшийся как «господин Савалан» и предложил правительству Персии проект строительства железной дороги. Получить концессию он тогда не сумел, однако добился обещания уведомлять его в течение следующих 10 лет о всякой вновь открывшейся перспективе железнодорожной концессии.

В 1866 году Мошен-хан Мойн ол-Молк, персидский посланник в Лондоне, вел переговоры о постройке железной дороги от Тегерана до города Рей с прусским предпринимателем Строусбергом, который в то время занимался строительством и эксплуатацией железных дорог в Румынии.

Проявляли интерес к возможности строить железные дороги в Персии и англичане, которые опасались, что если их опередят русские, то влияние Российской империи в Центральной Азии еще более возрастет. Соответственно, и в России этот вопрос воспринимался как весьма важный. Обсуждение возможного получения британской стороной железнодорожной концессии происходило, в том числе, и во время визита Насреддин-шаха в столицу империи. «За кулисами были проведены серьезные переговоры между шахом, мирзой Хосейн-ханом и князем А.М. Горчаковым, канцлером России, — пишет А.Б. Широкорад в книге «Россия — Англия: неизвестная война, 1857–1907». — Горчаков выразил недовольство концессией, заявив, что она нарушит персидскую независимость. Шах ответил Горчакову, что его страна не может остаться без железных дорог, строительство которых требует привлечения иностранных компаний. Он предложил русскому канцлеру помочь в этом деле. Горчаков заверил шаха, что он попробует найти компанию, подходящую для этой цели. Возможность, которая внезапно открылась перед Россией, не была упущена опытным дипломатом. Министерство иностранных дел немедленно представило предпринимателя, желающего вложить капитал в Иран, – отставного русского генерала барона фон Фалькенгагена, который прибыл, снабженный наилучшими рекомендациями. Он был приглашен в Тегеран обсудить условия контракта».

Какое-то время продолжалась борьба интересов разных держав, поиск финансовых средств и добросовестных исполнителей. Российские предприниматели и правительство по-прежнему интересовались сотрудничеством с Персией в области развития железных дорог. В марте 1889 года правительству Российской империи было предоставлено на 5 лет исключительное право на разработку проектов железных дорог в Персии. Промышленники Хомяков, Третьяков и Корф вели переговоры о предоставлении концессии на сооружение Трансперсидской железной дороги от Решта до южного побережья Персии. Проект не был тогда осуществлен, не в последнюю очередь из-за противодействия Англии. В России тоже сложилась обеспокоенность, что постройка Трансперсидской дороги послужит не расширению российской торговли на юге Персии, а наоборот будет способствовать проникновению английских товаров с побережья Аравийского моря в Северную Персию. Да и оценка необходимых расходов вызвала сомнения в том, что проект возможно быстро осуществить – ведь в самой России в то самое время строилась грандиозная и остро необходимая Транссибирская магистраль.

Тем не менее, в 1890 году между Российской империей и Персией было заключено соглашение, что в течение 10 лет никакие железнодорожные концессии в Персии никому без согласия России предоставляться не будут. «В 1893 году Персидское страховое и транспортное общество Лазаря Полякова приобрело концессию на строительство дороги Энзели-Казвин, — отмечает Рыбас, — было образовано Общество Энзели-Казвин, получившее право проложить дорогу до Тегерана и Хамадана. 77 процентов выпущенных Обществом акций, по указанию С.Ю. Витте, были выкуплены государственным казначейством. Весь контроль над деятельностью Общества Энзели-Тегеранской дороги оказался сосредоточенным в руках правительства… Особая роль принадлежит Учетно-ссудному банку Персии, созданному Я.С. Поляковым и переданным им в управление Государственному банку. В 1894 году частный банк фактически стал структурой русского Государственного банка, являясь главным инструментом для закрепления России в Персии, провозглашенного в конце 1890-х годов Министерством финансов. По предложению С.Ю. Витте были определены основные задачи банка: содействовать «развитию активной торговли русских в Персии, сбыту туда русских фабрикатов, распространению среди персидского населения российских кредитных билетов, а равно вытеснению из Персии английских произведений».

Лазарь Поляков, известный финансист и промышленник, одним из первых в России обратил внимание на перспективность рынка Центральной Азии. Он построил в Тегеране фабрику по производству спичек. Также им были основаны Персидское и Центрально-Азиатское промышленное и коммерческие общества. С 1890 года Лазарь Поляков являлся генеральным консулом Персии в Москве. Был награжден персидскими орденами — Орденом Льва и Солнца и Орденом Меджидие I степени. В 1897 году в России он был возведен в потомственное дворянство и получил герб, одним из элементов которого было «червленое крылатое колесо» как символ строительства им железных дорог.

Однако экономический кризис 1908 года помешал Полякову провести задуманную им железнодорожную линию в Персии. Первая железная дорога появилась там только в 1914 году, соединив Тебриз и Джульфу на границе Российской империи.

Российские банкиры и авантюристы

Среди достопримечательностей столицы Российской империи был расположенный доме № 9 по Английской набережной особняк Лазаря Полякова, самого богатого из трех братьев. Лазарь Поляков был в период расцвета своей финансово-торговой империи одним из самых богатых людей России, создателем банков и промышленных обществ и товариществ, владел заводами и строительными компаниями, страховыми обществами и сибирскими золотыми приисками. При этом был авантюристом, выпускавшим акции несуществующих предприятий, под которые брались кредиты, сразу же пускаемые в оборот.

Лазарь Поляков был возведен в потомственное дворянство и получил чин тайного советника, через год разорился, скончался в январе 1914 года в Париже.

Несколько десятилетий деятельность Полякова и его торговой империи была связана с Персией. С Персией торговал его брат Яков, который 1870 году он создал и возглавил Таганрогский торговый дом, а через год – Азовско-Донецкий Коммерческий банк. Затем Яков Поляков стал председателем правления Ссудного банка Персии и Персидским генеральным консулом в Таганроге. Яков за свои заслуги в развитии торговли, особенно с Персией, в развитии промышленности Юга России был награжден званиями коммерции советника и потомственного почетного гражданина, чином действительного статского советника.

В 1890 году Яков Поляков приобрел концессию сроком на 75 лет на устройство в Персии банка (с капиталом 5 млн франков) с правами заниматься ссудными операциями под залог ценных бумаг, век­селей и товаров и организовывать аукционы. В мае 1891 года банк под названием «Ссудное общество Персии» был утвержден правительством в Тегеране. Но после трех лет не очень удачной финансовой деятельности банк в апреле 1894 года был куплен Министерством финансов Российской империи. Сергей Юльевич Витте, занимавший в то время пост министра финансов (с 30 августа 1892 до 29 августа 1903 года), и являвшийся инициатором этого приобретения, считал, что банк должен содействовать «развитию активной торговле русских в Персии, сбыту туда русских фабрикатов, распространению среди персидского населения российских кредитных билетов, а равно вытеснению из Персии английских произведений». В 1902 году Ссудный банк Персии был переименован в Учетно-ссудный банк Персии.

Благодаря связям брата, Якова Полякова, Лазарь наладил тесные связи с персидской элитой. С 1890 года он стал генеральный консулом Персии в Москве, а через четыре года шах Персии Наср-эд-Дин своим фирманом пожаловал Лазарю Полякову (хотя его называли «московским Ротшильдом», он давно завидовал титулованным Ротшильдам) титул барона. Лазарь Поляков был награжден персидскими орденом Льва и Солнца, Орденом Меджидие 1-й степени.

В Персии Лазарь Поляков не только открыл филиалы своих банков, но и получил концессию на строительство дороги Энзели Казвин, которую потом продолжил до Тегерана и Хамадана. По словам общественного деятеля и историка Святослав Рыбаса (С. Рыбас. Заговор верхов или Тотальный переворот) «в 1893 году Персидское страховое и транспортное общество Лазаря Полякова приобрело концессию на строительство дороги Энзели-Казвин, было образовано Общество Энзели-Казвин, получившее право проложить дорогу до Тегерана и Хамадана. 77 процентов выпущенных Обществом акций, по указанию С.Ю. Витте, были выкуплены государственным казначейством. Весь контроль над деятельностью Общества Энзели-Тегеранской дороги оказался сосредоточенным в руках правительства… Особая роль принадлежит Учетно-ссудному банку Персии, созданному Я.С.Поляковым и переданным им в управление Государственному банку. В 1894 году частный банк фактически стал структурой русского Государственного банка, являясь главным инструментом для закрепления России в Персии, провозглашенного в конце 1890-х годов Министерством финансов. По предложению С.Ю. Витте были определены основные задачи банка: содействовать «развитию активной торговли русских в Персии, сбыту туда русских фабрикатов, распространению среди персидского населения российских кредитных билетов, а равно вытеснению из Персии английских произведений».

Лазарем Поляковым в 1890 году было создано Персидское страховое и транспортное общество с акционерным капиталом в 2 миллиона франков (175 000 рублей). За несколько месяцев до этого Поляков купил у бельгийца Денни концессию на монопольное производство спичек в Персии. Так началась ставшая одной из «визитных карточек» Лазаря Полякова спичечная афера.

Учреждённое Поляковым «Товарищество промышленности и торговли в Персии и Средней Азии» (с капиталом 400 000 рублей, имевшее филиалы в Тегеране, Реште, Мешхеде и других городах) было создано на средства поляковского Московского международного банка (точнее, его акционеров). Строительство в персидской столице спичечной фабрики обошлось Лазарю Полякову в 200 000 рублей. Оставалось дело за материалами для производства тех самых уже разрекламированных Поляковым спичек. Но лесов для этих целей поблизости не было, а постоянно перевозить для этого древесину было экономически не выгодно. Назревал скандал – почуявшие предстоящий крах акционеры потребовали от Полякова свернуть производство и вернуть им вложенные деньги. Вместо этого тот переоформил свои акции на подставных лиц, и перепрофилировал спичечное производство в торговый дом, занимавшийся обменом русских и персидских товаров, реализацией, а затем занялся торговлей хлопком. Но убытки продолжали расти и персидские неудачи стоили Лазарю Полякову более полумиллиона рублей долга, для списания которых он создал (уже не в Персии) очередное фальшивое предприятие…

В 1899 году правление Русского банка для внешней торговли получило разрешение на открытие в Астрахани своего отделения, которому поручалось производства торговых операций с Персией, Средней Азией и другими восточными государствами.

«Импозантное здание было построено в 1888 году Виктором Шретером специально для Русского для внешней торговли банка. В отделке фасада применены вюртембергские песчаники красного (цоколь и портал), зеленого (бельэтаж) и желтого (третий и четвертый этажи) цветов. В главном, фасадном здании по Большой Морской, помимо парадных входов, гардеробных, комнаты для швейцаров и большого вестибюля, находились: на первом этаже – кабинеты товарища директора и доверенных банка; на втором этаже – зал Совета с приемными и кабинеты директора банка и доверенного, на третьем этаже – квартира директора с собственными входами, как парадным, так и черным…

Русский для внешней торговли банк был основан в 1871 году. К 1910-му имел 76 филиалов. По объему операций банк в 1900-м занимал 4-е место, в 1914-м – 3-е, а к 1917-му – 2-е среди российских банков. По размеру акционерного капитала (60 млн руб) делил 1-е место в России с Азовско-Донским и Петроградским международными коммерческими банками. Банк кредитовал внешнюю и внутреннюю торговлю, обеспечивал производство 20 % российского сахара…»

Лев Лурье. Град обреченный. Путеводитель по Петербургу перед революцией

Петр Барк: министр и финансист

С Персией связана и судьба последнего министра финансов Российской империи (с 30 января 1914 года по 28 февраля 1917 года) – Петра Львовича Барка. В 1897 г. Барк назначен директором Отделения заграничных операций Петербургской конторы Государственного банка. Этот пост он занимал в течение восьми лет. Почти одновременно с этим, в 1898 году он стал председателем правления Учетно-ссудного банка Персии (этот пост Петра Львович занимал тринадцать лет, до сентября 1911 года), фактически являвшегося филиалом Государственного банка Российской империи (по числу акций русского правительства), и проводившего в Персии активную экономическую политику.

Именно через Учетно-ссудный банк российские государственные средства переводились на персидскую территорию, где вкладывались в займы, концессии на постройку дорог, и даже чеканку местной монеты. Используя этот банк, российская власть сумела добиться исключительного права финансировать персидское правительство Персии и установить контроль над его финансовой деятельностью.

По делам службы Барк дважды ездил в командировки в Персию – в марте 1900 и январе 1903 годов. А в июле 1900 года Барк отправился в командировку в Париж для переговоров с Мирзой Али Асгар-ханом, первым министром персидского шаха Мозафереддина. Именно тогда российский финансист приобрел опыт ведения ответственных международных переговоров, который спустя несколько лет пригодился ему, когда он занял пост министра финансов Российской империи.

«В начале XX века Министерство финансов состояло из общей канцелярии с ученым комитетом; особенной канцелярии по кредитной части, в ведомстве которой состоял Санкт-Петербургский монетный двор. В министерстве было шесть департаментов: таможенных сборов; окладных сборов; железнодорожных дел; главного выкупного учреждения; тарифный комитет и совет по тарифным делам; департаменты государственного казначейства, торговли и мануфактур, Главное управление неокладных сборов и казенной продаж питей.

При министерстве финансов состояли экспедиция заготовления государственных бумаг, Дворянский земельный банк, Крестьянский поземный банк, Государственный банк, петербургская и московская ссудные казны, управление сберегательных касс и государственная комиссия погашения долгов. Министр финансов состоял шефом отдельного корпуса пограничной стражи».

 Лев Лурье. Град обреченный. Путеводитель по Петербургу перед революцией

Но и после успешно проведенных Барком с Персией переговоров, персидская держава оказалась благодарной – и наградила Барка орденами Льва и Солнца 2-й степени – в октябре 1900 года, а затем – в январе 1903 года и 1-й степени. Это были первые иностранные награды, полученные Барком, который в 1902 (до 1911) году становится директором правлений Персидского страхового и транспортного общества и Энзели-Тегеранской и Тавризской железных дорог. Таким образом, Барк в течении более чем десяти лет способствовал обеспечению экспансии российского финансового капитала на персидской территории.